Shape Created with Sketch. Shape Created with Sketch. Shape Created with Sketch. Теплица + Group Copy odnoklassniki Created with Sketch. path9 Created with Sketch. Shape Created with Sketch. g15 Created with Sketch. vkontakte Created with Sketch. whatsup Created with Sketch. 1449088535_18-youtube Created with Sketch. Group Created with Sketch.

Главная Форумы Хобби Путешествия Дмитрий Поликанов. Эфиопские заметки

Просмотр 3 сообщений - с 1 по 3 (из 3 всего)
  • Автор
    Сообщения
  • #1800
    admin
    Хранитель

    На Новый год я побывал в Эфиопии. У всех людей разные хобби, все на разное копят деньги. У меня хобби – путешествовать: хотя бы раз в год отправиться в какое-то необычное место внутри страны или за ее пределами.
    Поскольку в своей прошлой жизни я африканист, то хорошо помню, что Эфиопия была практически единственной страной, которая осталась свободной от колонизаторов. К тому же ее история впитала дух древних цивилизаций, первых крупных государств на территории Африки. Ну, и был еще один момент, который оказал влияние на принятие решения. В прошлом году я прочитал «Рассечение Стоуна» – роман о жизни индийских врачей в Эфиопии в 1950–1970-е годы. И так впечатлился, что подумал: надо поехать и посмотреть своими глазами.
    Дальше было просто. Нашел через интернет местное туристическое агентство (хотя обычно составляю и организовываю туры сам), согласовали программу – и вперед. Тем более, что Эфиопия не так далеко, как кажется: есть удобный перелет с короткой пересадкой в Израиле. Общие 9 часов лета и 4 часа пересадки – это немного. С визой тоже у них всё просто: можно сделать ее прямо на границе по прилету, а можно из дома через сайт. В Эфиопии уже есть электронные визы, поэтому достаточно просто заполнить карточку в интернете, заплатить консульский сбор и через пару часов буквально приходит е-мейл с визой.
    С чем, прежде всего, у человека неискушенного ассоциируется Эфиопия? Наверное, с кофе, потому что эта страна считается родиной и кофейных бобов, и традиции что-то вкусное с ними делать. Наверное, с православной церковью, потому что Эфиопия – это не только самая ранняя держава на Африканском континенте, но именно древняя православная держава, которая сохранила свою веру, несмотря на мусульманское окружение, активное проникновение в Африку католических и протестантских миссионеров и т.д. Наверное, это император Хайле Селассие – известная личность не только для любителей истории, но и для растаманов с их регги, дредами и марихуаной (Рас Тафари – князь Тафари – после коронации стал императором Хайле Селассие, воплощением Бога для растафарианства). Ну, а с советских времен многие помнят социалистического диктатора Менгисту Хайле Мариама, который приговорен к смертной казни за свои преступления перед народом, но спокойно доживает свой век в изгнании в Зимбабве.
    У Эфиопии очень много похожего с Россией. Так, там живет около 100 народностей и этнических групп. Самые крупные из них оромо, амхара, тиграи. Государственный язык – амхарский, хотя было время, когда им был геэз (на нем до сих пор идут службы и издаются церковные книги, такой аналог нашего церковнославянского). Удивительно было узнать, что сегодня в стране живет почти 100 млн человек – на такой, довольно ограниченной территории. История Эфиопии насыщена переворотами, она очень долго объединялась в одно государство и смогла это сделать, во многом, под воздействием внешней угрозы. Ну, и к тому же эфиопская империя в свое время получила очень серьезную поддержку от империи российской, которая по сути помогла эфиопам выстроить и отстоять свой суверенитет – и добровольцами, и оружием, и дипломатией. Потом большая помощь пришла и от империи советской.
    В современной Эфиопии очень часто вы встретите упоминания о Хайле Селассие. Вроде бы очень странный персонаж был – и самодур, и транжира национальных богатств, и поклонник культа собственной личности. Человек, наслаждавшийся абсолютной властью, постоянно опасающийся существующих и несуществующих заговоров, командующий, бросивший свою армию и народ в трудный момент итальянской оккупации ради спокойной жизни в эмиграции в Лондоне. Но для многих – это автор первой конституции, внедрявший в стране достижения западной цивилизации (от армии до архитектуры, от медицины до образования), много тративший на строительство школ и университетов. К тому же император вовремя вернулся из Англии, чтобы триумфально войти в Эфиопию в 1941 году вместе с британским экспедиционным корпусом – фактически уже под конец разгрома в стране итальянских фашистов.
    Хайле Селассие сегодня быстро превращается и в туристический бренд – продаются монетки времен императора, книги времен императора, открытки, портреты, в каждом музее вам расскажут о том, какие экспонаты посвящены Хайле Селассие, а в храме – что из одежды и драгоценностей он подарил.
    В целом, туристу-дикарю было бы в Эфиопии и просто, и непросто. С одной стороны, в сервисе практически везде с тобой найдут общий язык на английском – и в магазине, и в ресторане, и на экскурсии. С другой стороны, большинство дорожных знаков, табличек и т.д. – на амхарском. А это язык по звучанию ни на что не похожий (хотя слышны похожие на арабские слова), ни по письменности (завитушки, напоминающие армянское и грузинское письмо). При этом страна активно развивает туризм (лозунг Эфиопии – «у нас 13 солнечных месяцев в году»), можно увидеть много иностранцев – итальянцев, французов, немцев, – и гидов, свободно говорящих на их языках.
    Теперь собственно о поездке. Длилась она две недели. Первая половина – охват севера страны, где в основном исторические достопримечательности, церкви и т.п. Вторая – по югу, по части Великой рифтовой долины (или Восточно-Африканского разлома), где было знакомство с природой и жизнью местных племен.
    На севере есть несколько знаковых мест. Например, озеро Тана с его множеством островов, на которых располагаются монастыри. Многие из них постройки 13-14 века, где-то сохранились фрески, а где-то старинные иконы. Вернее, эфиопы не расписывают храмы, а делают картинку натуральными красками на холсте, который затем приклеивают к стене храма. Получаются как бы тканевые обои с библейскими сюжетами от пола до потолка, которые периодически приходится обновлять.
    Запомнился город Гондэр, где эфиопские императоры по образцу европейцев (помогавших им в борьбе с исламом) стали строить огромный замок, похожий по стилю на португальскую и чем-то индийскую архитектуру. Такие сооружения можно увидеть, например, на юге Шри-Ланки, где португальцы тоже строили свои вот базы, крепости и т.д. Примечательно, что в Эфиопии вообще не было принято строить замки, дворцы и т.п. В Гондэре это был первый опыт, жаль, что довольно большое количество построек этого замка было разрушено в ходе бомбардировок англичанами. Никто до сих пор не понимает, зачем британцы их бомбили в 1941 году, ибо итальянский гарнизон в городе был небольшой и расквартирован в замке лишь частично. Все это чем-то напоминает печальную историю Дрездена.
    Известный, хотя и малюсенький город на севере – Аксум. Столица древнего царства, в котором стоят огромные обелиски из цельного камня, высотой в несколько этажей. Удивительно, как такие громадины поднимали, подсыпая под них землю. Могилы под ними давно разграбили – остались только сами склепы из огромных каменных блоков, соединенных друг с другом стык в стык. Один из обелисков в свое время вывезли в Европу итальянцы, но правительству Эфиопии удалось их вернуть – распиленный на три части его ввезли в страну на российском грузовом самолете, восстановили.
    Там же находится и храм, в котором хранится главная святыня Эфиопии – Ковчег Завета. Про него особая история. По легенде его выкрал из Иерусалима внебрачный сын Царицы Савской и Царя Соломона, который и положил начало эфиопской правящей династии. Копии этого ковчега есть во всех храмах, но оригинал никто и никогда не видел. Он заперт в этом храме, храм охраняют со всех сторон, он обнесен колючей проволокой и только единственный человек – хранитель – имеет право смотреть на эту святыню. Даже эфиопские патриархи ее не видели. Возникает ощущение, что никакого Ковчега и нет, конечно. Но эфиопы утверждают, что именно он во времена Моисея и был сделан, а теперь хранится у них (и не показывают его только, чтобы не осложнить отношения с Израилем, ну, и чтобы у людей оставалась вера в чудо).
    Яркий город – Лалибэла, где находится большинство знаковых храмов. В религиозные праздники туда приезжают десятки тысяч паломников, разбивают там свои лагеря. Тут тебе палатки, навесы, сидят и лежат люди, рядом на костерке что-то варится, тут же на поле шесты с пленкой – импровизированные души и туалеты. Это эфиопский Новый Иерусалим, именно такая была задумка у императоров и у строителей. Церкви фактически вырублены в скале. Вернее, вырыты, потому что строили их сверху вниз, вырубая здания целиком из камня со всеми внутренними помещениями. В итоге получается как бы такой большой котлован, в котором стоит действующий храм, напоминающий о том или ином объекте Иерусалима – во многом для тех, кто не может доехать до Святой Земли. Даже река, протекающая через город, называется Иордан. Учитывая, что в 12-13 веке люди использовали обычный ручной резец и молоток, а архитектурные планы даже не были зафиксированы на бумаге, поневоле веришь, что построено это все при помощи ангелов.
    На юге есть несколько национальных парков, но природа в целом победнее, чем в Кении или Танзании. В принципе, в Эфиопии вообще как-то наплевательски относятся к защиты природы – видимо, потому что народу много, надо где-то его размещать. Поэтому по заповедным озерам плавают студенты на лодках-долбленках и ставят сети, чтобы поймать нильского окуня и тиляпию, по дорогам в национальных парках пылят огромные китайские грузовики, а крестьяне пасут там коров и коз, высаживают поля кукурузы и гоняют местных бабуинов, чтобы они не портили урожай. Конечно, есть и крокодилы, и бегемоты, и даже где-то леопарды прячутся, и грифы кружат, и термитники трубами в три-четыре человеческих роста, и помоечные птицы-марабу гуляют, словно наши вороны. Но все-таки такого изобилия, как у соседних стран не видно.
    Главная достопримечательность – это племена, которые зарабатывают тем, что показывают туристам свои традиции и обычаи, свой образ жизни. В основном, это, конечно, сельское хозяйство – выращивают хлопок, сорго, бананы, кукурузу, пасут быков, овец и коз. Племена отличаются по типу хижин (из веток, из земли, из соломы, из банановых листьев), чаще всего низкие, метра полтора высотой, где перемещаться удобно только на четвереньках. В некоторых при этом умудряются еще второй этаж делать – чтобы внизу готовить (очаг тут же, топится «в черную», заодно дым комаров отгоняет), а сверху на полатях спать. Отличаются по татуировкам и прическам. Скажем, хорошо известное по фотографиям из журналов племя мурси – те, кто себе в губы и в мочки ушей вставляет специальные диски, растягивает их. Хотя молодые девчонки говорят – нет, мы уже себе губы растягивать не будем, только татуировки.
    Понятно, что в этой демонстрации есть некое лукавство. Потому что цивилизация и до племен дошла – раскрашиваются они каждый день для туристов, почти в каждой деревне есть начальная школа, для покрытия хижин используют листы гофрированного железа, есть мотоциклы и спутниковые антенны и т.п. Идет себе парень – весь в тату, из одежды только набедренная повязка, в руке копье или тростинка пастуха, а на груди – мобильный телефон висит на шнурке. В руке – пластиковая бутылка, в которой молоко налито, с кровью перемешанной, чтобы не закисло. И за возможность сделать с собой фотографию просят с тебя каждый член племени 5 быр (где-то 10 руб.). Вся деревня ходит за тобой, это способ заработка.
    Довольно неуютно себя чувствуешь, потому что попадаешь в такую дилемму. С одной стороны, не хочется быть работорговцев на невольничьем рынке. А они, как назло, все выстраиваются в ряд, словно уличные проститутки, мол, выбирай, кого хочешь фотографировать. Получается, что ты вроде как покупаешь человека. С другой стороны, понимаешь, что это для них главный кусок хлеба. Поэтому очень удобно, когда в некоторых деревнях вождь тебя избавляет от этой обязанности – берет с тебя 100 быр и говорит, что можно фотографировать, кого хочешь и сколько хочешь.
    Вообще потом все собранные с туристов деньги (взнос за посещение деревни плюс эти «пятерочки» за фотографирование) собирают в общий котел, отдают вождю, а он решает, как лучше потратить. Похожая ситуация и с гуманитарной помощью – правительство раздает бедным, а они несут в деревню и отдают вождю. Дети многие бегают по дороге, пасут скот, а заодно попрошайничают у проезжающих туристических машин – кто-то пытается плясками завлечь (как в «12 стульях», «дэньги давай, дэньги»), кто-то голый и в рисунках нательных стоит, как изваяние, кто-то втюхивает нехитрые сувениры, кто-то кричит «кинь пустую бутылку», а кто-то просто улыбается и машет рукой вслед.
    При этом, кроме денег, в ходу скот как универсальная единица расчетов. Калым за невесту считается в головах быков, штраф за мелкое преступление – тоже, благосостояние человека в целом оценивается размером его стада. При цене коровы в 10 тыс. быр (т.е. 20 тыс. руб.), а овцы – в 3 тыс. (т.е. 6 тыс. руб.) сразу начинаешь пересчитывать бегущие по обочине стада в деньги – получаются внушительные суммы в некоторых случаях. Интересно, что могут быть номинально христианами в племенах, но при этом иметь по три жены – мол, у меня достаточно быков, могу себе это позволить.
    Одно из племен скотоводством не занимается вообще. Они специализируются на выращивании бананов и на ткачестве. Причем бананы у них как бы «конские», как «конский каштан», грубо говоря. Т.е. это трава, которая самих банановых плодов не дает. Но эти товарищи делают из нее хижины, очень высокие, которые постепенно опускаются все ниже и ниже (усыхают листья, подгнивают и т.п.). И самое главное – трут эти листья, а из образующейся кашицы (перебродившей в течение трех месяцев) делают массу и пекут на огне лепешки. Диетические, пресные лепешки, такого своеобразного вкуса. Хорошо идут с медом или острым соусом.
    В племенах сами делают пиво, сами гонят самогон из смеси зерновых, типа рисовой водки, араки. Еще знаменитое вино – тэдж, классическая медовуха. Молодежь-то уже предпочитает пиво, а вот старики и туристы с удовольствием из горлышка, из специальных графинчиков пьют эту золотистую медовуху (у которой градус меняется в зависимости от выдержки). В последние годы появилось эфиопское вино, главным образом – красное полусладкое, но скорее тоже не для экспорта, а для местного потребления.
    Самый распространенный напиток – кофе. Везде стоят столики с чашечками-пиалами для кофейной церемонии. Мелют вручную, обжаривают тут же на огне и заваривают, но не варят кофе, а затем разливают его из специального глиняного кофейника с длинным носиком. Пьют, в основном, черный либо с сахаром. Местные при этом утверждают, что их кофе так не бодрит, как эспрессо, поэтому его можно смело пить на ночь.
    Эфиопская кухня – достаточно острая, наверное, как в большинстве жарких стран: чтоб ускорить обмен веществ, компенсировать соль (как исторически более дорогой продукт) и не дать продуктам сильно испортится. Много блюд из бобовых (горох, чечевица, фасоль), овощей, но при этом довольно распространены и мясные блюда. И все это чаще всего с красным перцем-чили. Овощи и фрукты в массе своей сезонные – что выращивают, то и продают. Поскольку в стране много плантаций помидоров, лука и бананов, а также поля кукурузы и распространена папайя, то этим обычно набор и ограничивается. Наверное, еще капуста и тыква на виду. С экзотическими фруктами плоховато – это не Азия. Хотя агробизнес развивается, поэтому и арбузы есть, и клубничные плантации стали появляться. И даже розы выращивают в огромных парниках, как в Кении. Есть еще ананасы – некрупные, ярко-оранжевого цвета и очень недорогие: какой-то мальчонка предлагал целую связку из 5 штук за 200 руб. фактически, да и то еще можно было поторговаться.
    Самое известное из эфиопской кухни – это, пожалуй, их хлеб, который называется инджера. Плоские, тоненькие совсем лепешки, пористые, покрытые такими пупырышками на внутренней стороне. Делают их из специальной муки, которая называется тэф, поэтому лепешки серого цвета и абсолютно в общем-то диетически, кисловатые на вкус. Инджера – это сразу и столовый прибор, потому что ты отрываешь кусок и ей прямо набираешь с тарелки что-то: мясо, или пасту бобовую, или капусту и т.п. Иногда приносят прямо большое блюдо плоское, на нем лежит инджера, а на нее сверху из горшочков выкладывают еду. Получается, что она же и как тарелка. Либо подают что-то, а инджеру приносят свернутую в такие плотные свитки-рулоны.
    Эфиопия по мировым и по африканским меркам страна довольно бедная. Это видно и по тому, как люди одеты, и по тому, в каких условиях они живут. Большинство домов как раз сделано из жердей, обмазанных землей, смешанной с соломой, крыша – тоже из соломы или, кто побогаче, делает из гофрированного железа. Окна и двери – либо проемы пустые, либо тоже гофрированное железо. Даже в городах это сплошь и рядом, а дома бетонные или кирпичные – скорее исключение, многоквартирники как наследие социалистической эпохи.
    Но при этом идет активно стройка везде, очень много китайских фирм, которые и дороги прокладывают, и заводы возводят. В крупных городах плакаты, типа «Мы приветствуем китайских строителей». Грузовики тоже, в основном, китайские по дорогам катаются, напоминают наши «КАМАЗы», но местные говорят, что часто ломаются и аварии из-за этой китайской техники. В каких-то местах прямо промышленные парки целые появляются, те же тепличные хозяйства бурно развиваются. Довольно много для средней африканской страны неплохих и асфальтированных дорог, да и грунтовые тоже местами ничего. Хотя, конечно, основная масса населения живет натуральным хозяйством: есть стадо – пасем, есть делянки для кукурузы – выращиваем.
    При этом, несмотря на бедность, удивительно правильное отношение к образованию. Везде билборды о том, что надо вместе бороться с детским трудом и обеспечить приход детей в школу. Школ много, особенно начальных, половина населения – грамотные. В школах у детей обязательная школьная форма, разноцветная (у каждой школы свои цвета) и всегда чистенькая. Дети, как Буратино, взяв подмышку книжки и тетради смиренно бредут в школу и из школы, иногда проходя по 5-10 км для этого. Причем иногда это не ровная дорога, а надо в гору довольно крутую забираться или через поля и буш идти напрямки, пыль дорожную глотать, которой тебя обволакивают проносящиеся по грунтовке машины и т.п. В крупных городах есть университеты – здания у них тоже огромные, потому что помимо кампуса и учебных корпусов, там обычно еще стадион, больница, лаборатория какая-нибудь сельскохозяйственная и т.п. Получается такой центр не только распространения знаний, но и вполне себе прикладной науки.
    С учреждениями культуры совсем плохо. Т.е. досуг людей никак особенно не организован. Есть в столице несколько театров, есть где-то парочка кинотеатров, но в целом, все предоставлены сами себе и в лучшем случае спутниковому телевидению. По местному ТВ показывают очень смешные музыкальные клипы – такие доморощенные, в стиле наших 1990-х и «кооперативного кино». Понятно, что многие ходят с мобильными телефонами, а значит, могут себе организовать свободное время с их помощью (покрытие хорошее, хотя интернет очень слабый, даже в отелях), но тем не менее.
    Зато все поют, потому что это тоже часть православной культуры. Город шумит фактически всю ночь: стучат барабаны, раздается мяукающее песнопение и т.п. В каждой церкви есть специальные барабаны большие – покрупнее для Нового Завета, помельче – для Ветхого. И вот священник не то, чтобы на службу их зазывает, хотя и это тоже, но молитвы поет, а это еще все транслируется через динамики. Были в одной из гостиниц, типа эко-лодж, на горе стоит, немного на отшибе. Лес кругом, река, палатки, ты живешь в этой палатке. Но на ресепшене тебе сразу говорят – берите беруши, без них не заснете. И правда – ночью, как на дискотеке.
    С безопасностью все хорошо, народ совсем не агрессивный, хотя в тех же племенах легко встретить людей с карабином или автоматом Калашникова на плече. В принципе, можно вечером ходить совершенно спокойно по улицам, там к тебе никто не пристает, таксисты не бибикают и не кричат: «Эй, белый, остановись, поезжай на такси, не ходи пешком» и так далее. Понятно, тебя все равно предупреждают, что карманники есть и т.п., но, наверное, как в любом месте, если не соваться в откровенно маргинальные районы и просто следить за своими деньгами, то, по большому счету, ничего не произойдет.
    Немножко непривычно себя чувствовать, например, в Лалибэле. Туда же приезжают со всей Эфиопии пилигримы, некоторые белого человека вообще никогда не видели. Стоят, рассматривают тебя, пытаются коснуться и т.п. Чувствуешь на себе их внимательные взгляды, но все в пределах нормы и очень деликатно.
    То же самое касается природных опасностей. Поскольку Эфиопия расположено высоко над уровнем моря, то большинство районов не подвержены малярии. В гостиницах, где есть небольшая вероятность и комары, везде висят москитные сетки. Муравьи и термиты, бывает, ползают, но как-то совсем не мешают. Есть змеи, те же крокодилы (хотя в речках и озерах вода довольно мутная, сам не полезешь в такую купаться).
    Климат делится на два сезона. Сухой – с октября по май, влажный – с конца мая до сентября. Поскольку горы, то воздух приятный, сухой, не жарко особенно, хотя по ночам бывает зябко. В Аддис-Абебе выходишь ранним утром и видишь людей босиком, но в куртках-пуховиках, потому что температура падает градусов до 10-12. Но при этом зимы-зимы в нашем понимании нет – снег только высоко в горах, а на юге достаточно жарко в сухой сезон (за 30 градусов). Радует, что мухи не достают – в той же Танзании в саванне постоянно облеплен мухами, только ветер спасает, а здесь как-то, видимо, высоковато для насекомых, они больше в деревнях по тебе ползают. В сезон дождей вроде бы очень неуютно. Во-первых, потому что кругом вода и грязь (пыль-то прибивает). Во-вторых, потому что реки разливаются и отрезают просто какие-то участки территории, иногда целые деревни от основной цивилизации. В-третьих, почва ненадежная, видно, что оползни – явление распространенное, вода очень быстро эту красно-буро-черную землю вымывает.
    Большая проблема – это, конечно, чистая вода. Воды явно в стране не хватает, при этом народ к ней как-то наплевательски относится. На берегу полупересохших речек все раздеваются догола, намыливаются и моются, тут же ополаскивают машины и мотоциклы, тут же скот эту воду пьет, а дети набирают ее в такие желтые канистры и тащат домой для хозяйственных нужд.
    В некоторых местах пробурены скважины – туда съезжаются целые толпы тележек с канистрами, в которые запряжены мулы и ослы. Иногда едешь, кругом безжизненный буш и вдруг – раз, проект Африканского банка развития, стоит из бетона сооружение с металлическими кранами. Поилка и для людей, и для животных, которых в окрестных местах пасут. Где-то все-таки экономят воду. В одном из племен мы их спрашиваем: есть в деревне колонка? Да, есть, но мы воду два раза в неделю включаем, набрал, а дальше – живи, как хочешь.
    При всем при этом – дефиците воды и т.п. – во многих местах, а в туристических – везде практически, есть нормальные туалеты. Не грязная дырка в полу, как во многих российских регионах, а обычные унитазы. Где-то вместо слива стоит ведерко с водой, но везде чисто, есть бумага – и в принципе ты себя нормально чувствуешь, а не как в безумной глуши.
    В общем, сплав цивилизации и местного колорита в Эфиопии довольно удачный. Несмотря на то, что они не в блокчейне и роботах, тем не менее, какие-то достижения современного мира они вполне смогли приспособить под свою действительность. Получается такое лоскутное одеяло с виду, но на самом деле, вглядевшись, понимаешь, что очень практично они используют блага западной цивилизации.
    Наверное, отчасти это связано и с тем, что Эфиопия живет в своем времени. В прямом смысле этого слова. Мало того, что отсчет часов в течение дня у них начинается с 6 утра и восхода солнца – для Восточной Африки это нормально. Тогда наши 8 часов превращаются в 2 часа и т.п. Но у них еще и свой календарь. Новый год у них случается в сентябре, когда все зеленое кругом и заканчивается сезон дождей. Поэтому декабрь – это четвертый, а не последний месяц в году. Их календарь отстает от европейского на 8 лет, поэтому в Эфиопии сейчас начался 2010, а не 2018 год. У них 13 месяцев в году: 12 из них ровные, по 30 дней, а 13-й – все, что осталось. И идет отставание от наших привычных дат еще на 8 дней. Т.е. если у нас 7 января, то у них где-то 30 декабря получается. Хотя при этом день Пасхи, Рождества или Крещения вполне совпадает физически по дням с нашим православным календарем, только исчисление идет по другой системе. В общем, в этом разобраться непросто, и наверняка это оказывает какое-то влияние и на ментальность человека.
    По крайней мере, эфиопы точно никуда не спешат. Это спокойные, доброжелательные люди, не попрошайки, как в Таиланде, и с довольно скромными запросами, которые любят свою страну и гордятся ей.

    • Тема изменена 6 лет, 3 месяца назад пользователем admin.
    Вложения:
    #1895
    mariya75
    Участник

    Очень интересный рассказ! Спасибо!

    Мария Бубнова

    #1915
    Ирина Жукова
    Участник

    Спасибо за рассказ!Прочла с удовольствием!Живо,ярко и познавательно описано.Моё хобби-тоже путешествия.Я легка на подъём.Вообще,путешествия позволяют значительно расширить наш кругозор,восприятие мира.В путешествиях мы открываем для себя новое:культуру,традиции,местную кухню.

Просмотр 3 сообщений - с 1 по 3 (из 3 всего)

Для ответа в этой теме необходимо авторизоваться.

Общероссийский журнал для слепоглухих «Ваш собеседник». Проект реализуется при финансовой поддержке Фонда президентских грантов и софинансировании Фонда поддержки слепоглухих «Со-единение».

2017 © Все права защищены

Сайт сделан
при поддержке
favorite_border